Knyazhna87
Смерть стоит того,чтобы жить.А любовь стоит того,чтобы ждать.
Через плечо на веревке у него висела деревянная сковородка со струнами.

– Балалайка? – спросил Медвежонок.

– Банджо, – сказал Кот.

– Ты из деревни? – спросил Ежик.

– Из города.

– Как тебя зовут?

– Басе.

– Какое странное имя!

– Это – великое имя, – важно сказал Кот.

И его пригласили к столу пить чай со сливками.

– Давно не едал таких сливок, – жмурясь, сказал Кот. Ежик с Медвежонком глядели на него во все глаза.

– Расскажи, – попросил Медвежонок. – Расскажи про свое великое имя.

Кот доел сливки, взял банджо.

– Сливы аромат, – запел Кот. –

От лачужки нищего

Глаз не отвести!

– Красиво! – сказал Ежик.

Не бейте муху,– пел Кот. –

Руки у нее дрожат,

Ноги у нее дрожат.

– А мы не бьем, – сказал Медвежонок.

За ночь вьюнок обвился

Вкруг бадьи моего колодца, – тянул Кот. –

У соседа воды возьму.

– Правильно, – сказал Ежик. – Если бы у нас так было, мы бы обязательно сходили за водой к Хомячку.

А Кот играл и пел, и Ежик с Медвежонком стали потихоньку ему подтягивать.

Сливы аромат, – пели они уже все вместе. –

От лачужки нищего, – затянул Кот, –

Глаз не отвести! – подхватили Ежик с Медвежонком.

– Чудно! – сказал Заяц, и все увидели в форточке его уши. – Я давно вас слушаю.

Не бейте муху, – завели Ежик с Медвежонком.

Не бейте муху, – второй пошел Заяц...

Руки у нее дрожат... Руки у нее дрожат...

– Ах, – сказал Заяц, входя в дом. – Как чудесно! В лесу ни то, ни сё, а мы сидим и поем. Представьте меня.

– Это Заяц, – сказал Ежик. – Наш друг.

– Басе, – слегка привстав, сказал Кот.

– Чудесное имя! Очень приятно было знакомиться. И они запели про вьюн и бадью.

– Но почему тебя все же так странно зовут? – спросил Медвежонок, когда поспел самовар, и все снова сели пить чай со сливками.

– Это необъяснимо, – сказал Кот. – Я толком и сам не знаю. Но это – великое имя!




(с) Сергей Козлов